Всегда ли следует подавать милостыню?

Подавать милостыню нам завещал Сам Иисус Христос, говоря: «Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся» (Мф. 5: 42). В то же время в «Учении двенадцати апостолов» мы находим такие слова: «…[милостыня] да запотеет в руке твоей, пока узнаешь, кому дать». Как это понимать, и всегда ли следует подавать милостыню?

Для успокоения совести

В своей притче о Страшном Суде Иисус Христос предупреждал нас, что на том свете с нас спросится, накормили ли мы голодного, одели ли того, у кого нет одежды, посетили ли болящего в больнице. Чтобы успокоить свою совесть и выполнить наказ Господа, мы должны подавать милостыню – кто сколько может, смотря по своему материальному положению. По идее, наша совесть, если мы этот наказ выполняем, должна оставаться чиста, но на деле так происходит не всегда.

Подавая пьянице, мы понимаем, что скорее всего, он употребит деньги на покупку бутылки спиртного, а значит вместо пользы мы совершили грех – как для своей души, так и для души просящего. Бросая монетку в стакан нищего попрошайки в метро, для которого это давно стало профессией, мы вольно-невольно поддерживаем организаторов этой преступной группировки. Святитель Филарет Московский говорил: «Дело благотворения, сделанное без рассудительного и сердечного участия в бедствующем, есть тело без души».

Получается, что сама по себе благотворительность – это ничто, это дело не благое, если как следует в него не вникнуть и не разобраться. Вот почему апостолы советовали «придержать» милостыню в руке, пока она в ней не запотеет. То есть, прежде чем кому-то что-то дать, надо подумать, а правильно ли я делаю? А действительно ли человек нуждается в этой помощи?

Доброе дело

Но если человек будет всех и каждого подозревать в «нерациональном» расточении милостыни, есть риск, что он перестанет подавать совсем. Не доверяя «мафии» нищих в метро, он может настолько ожесточиться сердцем, что и вовсе перестанет совершать дела милосердия, чего стоит бояться больше всего. В этом случае можно поступить так: не давать пьянице денег, а купить ему какие-то продукты питания – хлеб, молоко, выпечку. И даже профессиональному нищему можно дать, сколько не жалко, понимая, что большую часть у него отберут, но хоть какая-то, но ему точно достанется.

Кому помогать в первую очередь?

На этот счет в Писании есть конкретный совет: «Будем делать добро всем, а наипаче своим по вере» (Гал. 6: 10). То есть существует определенная, с позволения сказать, иерархия. Сначала следует помогать своим по вере, то есть членам своей общины – братьям и сестрам по вере, а уже потом всем остальным. Кроме того, у каждого человека есть границы ответственности, очерченные рукой Бога. Прежде всего это его семья, его домашние. Если, к примеру, кто-то из близких попросит в долг некую сумму, то отдать ее можно лишь при условии, что это не «ударит» по семье, не лишит ее источника пропитания, не оставит без средств к существованию.

Рассуждение в милостыне

Большинство священников сегодня сходится во мнении, что подавать милостыню следует с рассуждением. Позиция «подаю всем» или «не подаю никому» оказывается одинаково провальной. У всех нас есть определенный житейский опыт и разум, чтобы понять, что не нужно давать наркоману дозу, а алкоголику – бутылку. Преподобный Амвросий Оптинский советовал помогать не конкретным нищим, а целым организациям, например, детским домам. Сегодня есть немало таких учреждений, хосписов, благотворительных фондов, помогая которым, можно точно быть уверенным, что помощь дойдет до нуждающихся.

Весьма актуальной сегодня будет помощь «Народному фронту», который собирает деньги для участников СВО. Но если нет доверия и к таким организациям, всегда найдется кто-то, кому нужна наша помощь. Ведь она может быть не только материальной. Кто-то говорит: «Мне не с чего помогать, мне и самому не хватает». Но ведь можно помочь старушке-соседке и сходить для нее за хлебом, чтобы бабушка не выходила на улицу в гололед. Можно принять участие в ремонте дома близкого друга, забрать к себе на время ребенка подруги, которая болеет и не может пока за ним ухаживать. Мы можем делать добрые дела постоянно, было бы желание, а самое главное – была бы потребность души, которая, как сказал Тертуллиан, по природе своей христианка.